Как тут люди живут…

Все мы — экспаты, эмигранты, студенты за границей, разные стипендианты, любые переехавшие,  —  принимаем для себя решение не жить на родине. Временно или навсегда, это зависит не только от наших установок и пожеланий, но и от обстоятельств. Например, человек считает, что едет на 4 месяца, а потом  — бац, бац — работа, семья, планы меняются. Другой собирается навсегда покинуть нелюбимую родину, а оказывается, что он ее обожает и жизни своей без нее на самом деле не мыслит. Ведь большое видится на расстоянии.

О чем это я. Когда мы ищем для себя определенных благ — стабильности, медицины, безопасности,  — мы всегда немного продаем дьяволу душу. Ведь чаще всего на этой чаше весов перспективы, комфорт, условно говоря, сытость и стабильность (часто оказывающаяся чем-то вроде пфф!, эта стабильность), а на другой чаше весов — ни много ни мало родители, родные, определенный статус, бывшая работа, на которой ты как минимум свободно изъяснялся на своем языке, лучшие друзья, а вместе — корни, тыл, твое собственное место в пазле под названием жизнь. И ты живешь тут и чувствуешь себя кусочком пазла в поиске своей ячейки. Которая часто не находится.

А Мюнхен, он в основном такой. Это город достаточно благополучный, богатый, он дает работу всея Германия, да и не только. В такие гиганты как, к примеру, БМВ и Сименс, народ съезжается отовсюду. В том числе и из России, и из Индии.
И вот Мюнхен медленно, но верно превращается в странный город людей без родтсвенников. У всех мамы, бабушки и тетушки живут как минимум в других немецких землях, а часто (как у нас) в других странах. И эти наши мюнхенские дети растут вдали от бабушек и дедушек. Плохо это или хорошо? Сказать трудно, все-таки все мы тут очень ценим свои маленькие семьи и также очень ценим наши праздничные поездки в родные места.  Когда каждые каникулы превращаются в волшебство, когда ты учишься ценить каждую минуту вместе. Когда ты стараешься за месяц выполнить норму годового общения средней семьи, живущей в одном городе. Когда ты почти без колебаний уезжаешь ровно на все каникулы на питерскую дачу, и ничего, что не моря и не юга. Зато — сестра, племянники, мама и папа.

Можно ли вычислить единую формулу правильности и грамотности устройства fullsizerender__1своей жизни? Ну, может, кто-то и умеет, но я нет. Я всегда сомневаюсь. Я всегда колеблюсь. Я никогда наверняка не знаю. Я ни в чем не уверена … Это у меня, видимо, такая профессиональная деформация. Я не могу сказать, что я хочу все бросить и рвануть в Петербург насовсем. И я не могу сказать, что потом буду уверена в правильности этого выбора.

С вами были мои мысли  в среду, 5 октября сего года. И никаких выводов. Ваша Артмамаша.

Серов и другие известные русские в Мюнхене

 

muenchner-skyline-cf77b29e-798e-4057-bf59-1eb2a06b64e9Многие из нас и не задумываются, что Мюнхен на рубеже 19 и 20 веков был городом, в который приезжали работать и учиться наши главные художники того времени. Да и не только для русских Мюнхен обладал такой притягательной силой — в него тянуло художников отовсюду. Он всячески оправдывал свое будущее название  Kunststadt (город искусств), пусть и данное ему в 1917 году Томасом Манном.      (фото: http://thaisdelapaz.com/walk-yoga-i-fr-15-05-ab-18-uhr-mit-thais-philipp/)

В конце XIX века Мюнхен стал настоящим культурным центром Европы. Ведь король Людвиг I, также как его преемник и сын Максимилиан, а затем Людвиг II и принцрегент Луитпольд прекрасно понимали свое второстепенное положение на арене европейской политики. И поэтому вкладывали огромные средства в идею и ее реализацию – сделать Мюнхен культурной столицей Европы. Они намеренно строили “Новые Афины” или “Афины на Изаре”. План им отчасти удался. Строились театры, улицы, площади, появилась Odeonsplatz  и Leopoldstrasse (тогда такая же пустынная, как и сегодня). Но самое главное, Мюнхен зарекомендовал себя как город свободный, богемный, богатый и гостеприимный, куда и ринулись многие и многие художники, в том числе и из России.

А вы знали, что поэт Федор Тютчев в 1840-х, находясь в дипломатической миссии в

Читать далее