Дети

Немного о немецкой системе школьного образования

В этом году учеба в школах Баварии начнется 15 сентября.
Дети мои идут во второй класс начальной школы. До четвертого класса все понятно и спокойно. А вот дальше начинаются волнения и переживания.  Начальная школа (Grundschule) длится только до 4 класса. Дальше происходит своего рода сортировка детей по интеллектуальному признаку, которая вызывает у многих родителей беспокойство: в четвертом классе в мае ребенок получает так называемый «переходный аттестат» (Übertrittszeugnis), который-то и решает его дальнейшую судьбу. В зависимости от этого аттестата ребенок пойдет в гимназию, «реальную школу» или «основную школу» (Realschule, Hauptschule). Только успешное окончание гимназии дает право спокойно поступать в университет. Ведь в Германии нет вступительных экзаменов, и абитуриент принимается по результатам его прежней учебы, по среднему баллу.

В разных университетах этот балл разный, к примеру, для поступления в аспирантуру в Мюнхене на историю искусства этот балл должен быть не меньше 2,5. При высшей оценке 1,0. Но это история искусств и аспирантура, а на юриспруденцию или экономику баллы другие.  Так вот. В гимназию принимают после четвертого класса тех детей, чьи баллы будут не хуже, чем 2,33-2,66. Напомню, при высшем идеальном и почти не встречающемся балле 1,0.
От 2,66 до 3,0 баллов существует «окно» для спокойного поступления в реальную школу. У кого все хуже -пожалуйте в хауптшуле, и мир сантехников и почтальонов (которые, кстати, замечательно в Германии зарабатывают) к вашим услугам.
Неужели все так жестко, квадратиш и практиш? Неужели немцы-таки сортируют людей, делят их на сорта, и если все люди равны, то «некоторые равнее»? Не совсем. Кто окончил школу с баллом 2,66 и чуть хуже, имеет право посетить в гимназии трехдневные пробные уроки с тестовым характером, на основании которых учитель сделает вывод, можно ли такого ребенка принять. Кто окончил школу с баллом 3,0 и чуть хуже, имеет право посетить такие же уроки в реальной школе. Хорошо, но что делать, если ребенок хотел, стремился, учился, но все-таки не прошел в гимназию и идет в реальную школу?!!! Неужели он останется без высшего образования? Нет, многие дети спокойно учатся в реальной школе, учеба там менее напряженная. После окончания реальной школы те ученики, которые хотят поступить в университеты, должны окончить двухлетнюю «абитуру» (Abitur), после чего могут поступать на высшее образование наравне с гимназистами. Я лично знаю одну женщину очень знатных кровей и семейным поместьем под Мюнхеном, которая не форсировала обучение троих своих отпрысков, и все они учились в реалшуле, зато сохранили нервы и здоровье. Родительница вовремя поняла, что именно для ее детей гимназия будет слишком тяжелым испытанием, и лучше дать им время дозреть и учиться в более спокойном ритме.

Кто поступает в хауптшуле, то есть все остальные дети, не добравшие баллов, все же не обречены на жизнь рабочего. И для них предусмотрена система повторения определенных классов, доучивания второго иностранного языка, и так далее. Не стоит забывать и о многочисленных частных гимназиях и школах, которые зачастую являются альтернативой достаточно жесткой государственной системе, и могут стать для многих детей и родителей палочкой-выручалочкой.


Про инклюзию и инвалидов в немецких школах 

Когда мы только приехали в Германию, девочкам было 4,5 года. И до этого они не видели в жизни своей ни одного инвалида. Ни на коляске, ни, например, инвалида по зрению. Так уж получилось, что на метро и общественном транспорте мы с ними не ездили, а на площадках центрального района, в Летнем саду или Таврическом им такие люди не встречались.
И вот в Мюнхене они узнали, что существуют люди, которым трудно ходить, говорить, а может даже и дышать. У которых почему-то маленькие ноги, и они ездят на прикольных очень быстрых машинках. Что есть дети, которые совсем ничего не видят, но тоже хотят играть на площадках и бегать со всеми. И так далее.

Началось интересное переосмысление полученных знаний. Сначала они внимательно рассматривали таких людей и задавали мне вопросы. Довольно быстро научились не показывать пальцами и хранить вопросы до дома. Но все же они были совсем маленькие, и поэтому сами начали играть в детей-инвалидов. Это и для меня самой было шоком, если честно. Как только мы заходили в супермаркет (а поначалу мы везде ходили вместе, нам очень много нужно было всего покупать- от столовых приборов до мебели), они сразу говорили примерно следующее: «Мама, а давай играть, что меня зовут Маша, и я не умею ходить и ничего не вижу!».
По игре мы сажали их в тележку, они зажмуривались и шарили по сторонам руками. Я долго привыкала, мне было тяжело подыгрывать тому, что мой ребенок по игре не видит и не ходит. А потом они сами сошли на нет, видимо, дети привыкли и приняли тот факт, что все люди вокруг разные. IMG_0850_Теперь они не рассматривают таких людей и не задают вопросов, они почти не обращают внимания. В их школьном учебнике один из персонажей — девочка на инвалидном кресле.