Интервью с художницей Katharina Lehmann

Я познакомилась с Катариной Лейман (Katharina Lehmann) три года назад и еще тогда удивилась ее невероятному творческому потенциалу, жизнерадостной готовности работать, делать, создавать. Она обладает невероятной трудоспособностью вкупе с необычным взглядом на мир. Ее работы, когда-то напоминающие и классическую абстракцию, и абстрактный экспрессионизм imageПоллока, давно вышли за пределы живописи в новое измерение. За пределы холста, краски и кисти.  В прямом смысле слова. Работы Катарины Лейман  — это объемные арт-объекты, созданные в уникальной, ей самой изобретенной, технике с использованием многих тысяч метров нитей, которые сама художница считает живыми, а я ими просто любуюсь. Этот метод она назвала по-английски thread-drip painting. За последнее время Катя поучаствовала в огромном количестве выставок, ее творчество стало уже заметным явлением на сцене молодого европейского искусства. Я вам гарантирую, скоро ее работы просто будут разрывать на куски! Расхватывать, как горячие пирожки!

Photo by: Photopraline

Photo by: Photopraline

В 2014 году мне посчастливилось быть куратором выставки IrReal с ее участием, а сейчас мы просто поговорили обо всем и о текущих проектах. Самое главное, мюнхенцы! Только один раз в год, а именно сегодня и завтра — 11 и 12 июня –  вы можете посетить Катарину в ее Ателье Engl и посмотреть в рабочей и творческой атмосфере ее работы, поговорить с самой художницей и ее коллегами по ателье.

 — Когда ты приехала в Германию и сколько до этого занималась творчеством?

1454174989— Я приехала 15 лет назад, творчеством как постоянным занятием тогда не занималась, но учителя постоянно пытались меня подтолкнуть к рисованию, особенно, если для школы надо что-то было творческое сделать. Но ребенком я всегда очень много рисовала  -красками и карандашом. За несколько часов могла изрисовать 20 листов, в основном рисовала свой собственный мир. Но в художественную школу сходила два раза, подружка одна позвала с собой. Учительница посмотрела мой рисунок и стала настаивать на продолжении занятий, но мне вскоре стало скучно.

— После переезда в Германию ты долго искала свой путь?

— Я всегда хотела быть дизайнером моды в частности и творческую профессию вообще, но в России это было не очень престижно, что ли. Родители тоже от меня хотели традиционной специальности, типа, инженера или экономиста. А еще в какой-то момент я хотела поступать на архитектуру. В Германии я случайно нашла академию дизайна и моды, просто буклет увидела, я подумала, что это мое, что я должна попробовать. И поступила на факультет рекламы и коммуникативного дизайна – прошла большой конкурс по творческому заданию. Конкурс был очень большой, но мне повезло. Считаю, что это решение было правильным.

— По ходу учебы приходилось рисовать?

Photo by Julia Smirnova

Photo by Julia Smirnova

 — Конечно, всегда, очень много было рисунка, сначала нас вообще к компьютерам не допускали. Трафаретная печать, история искусства, карандашный рисунок, бесконечные наброски,  обнаженная модель, живопись. И так далее. Передача свойств материала,  кожа, стекло. Рисовали мы очень много. А еще я была в Финляндии в Академии художеств недалеко от Хельсинки, в Hyvinkää School of Art, там мы целый месяц занимались классическим искусством, довольно далеко от дизайна

 — Когда ты закончила, сразу  стала работать по специальности?

— Да, практически. Работала дизайнером в небольшом агентстве, потом у них  же «доработалась» до арт директора, потом уже ушла в крупную компанию, где у меня была уже своя команда и руководящая должность, так что на карьеру пожаловаться не могу.

— Ты и сейчас работаешь в крупной фирме. А когда же ты занимаешься искусством? Сколько лет ты художница?

— Вообще, моя первая выставка была 11 лет назад, и это были только фотографии, но тогда я поняла, что фотоискусство – это не мое, это для меня чрезмерно цифровое. В фотографии я лишена возможности работать с краской и с холстом. Для меня очень важно тактильное ощущение «живого» холста, краски. Поэтому вскоре я уже участвовала в выставке своих живописных произведений. А работаю как художник я по вечерам, после офиса.

— Это сразу была абстрактная живопись?

— Да, и с этого момента пошло-поехало. Сразу на второй моей выставке я продала две свои работы из четырех.

— Успех для начинающего художника! Тогда, наверное, у тебя все дешево было?

— Не так уж, я старалась держаться рыночных цен и ценить свое время и твочрество. Я тогда была вдохновлена Санкт-Петербургом и по воспоминаниям из поездки написала серию, которую назвала “Вдохновение Санкт-Петербургом”.

— И потом ты поняла, что тебе уже нужно свое ателье?

— Да, мне атмосфера домашняя мешает, что нужно сворачивать рабочий процесс, материалы постоянно. Также интересно общение с другими художниками. И это ателье мне подвернулось случайно, просто одна художница съехала, и вот я на ее месте уже почти три года. Я очень люблю это ателье и его атмосферу.

— Самый главный вопрос! Когда ты начала работать с нитями?

— С нитями — это долгая история, я ее тебе сейчас расскажу. Сначала мне было 1454172275скучно фотографировать. Потом мне стало скучно работать с классическим набором инструментов художника, мне казалось, что даже кисточка ограничивает меня и мои возможности, мой творческий потенциал. Я шла от минимализма: чем меньше подсобных инструментов, тем лучше, тем, в итоге, больше свободы

Photo by Julia Smirnov

Photo by Julia Smirnov

творчества.  В конце концов я искала бесконечную органическую линию, изменчивую, как природа. С некоей естественной, неповторимой формой.

— В твоих работах все случайно?

— С одной стороны, моя линия случайна и спонтанна, она как бы дана от природы,  с другой стороны, вся идея продумана от начала и до конца. Но я всегда допускаю изменения в процессе создания, не только допускаю, но и приветствую их, в этом заключается творчество. Я даю свободу своим работам, стараюсь оставлять пространство для неожиданного развития.

— Можно считать, что ты как писатель, у которого герои начинают своей жизнью жить?

— Да, точно! Мне кажется, что мои работы, после того, как я их создала, живут своей жизнью.

— Самое главное! Расскажи подробнее про твою уникальную технику.

13268356_487482604770961_5166932395431130899_o

© KMH

1454172267— Моя техника включает несколько этапов работы. Сначала я делаю полотно из ниток – нитки в руке купаю в акриловой краске и делаю полотно, потом оно снимается и моделируется по форме, которую я себе представляла. Нравится мне она или нет? Решаю уже в процессе создания. Я могу изменить все полностью в процессе, для  меня это всегда возможно. Потом слой за слоем мое полотно начинает расти. На одной работе три слоя нитей могут быть . Сначала моделирую первый слой из разного количества нитей. На некоторых работах у меня их 10 километров. Накладываю этот слой нитей на холст и моделирую. Холст уже подготовлен, он тоже покрыт нитками, чтобы зритель не видел холста и с любой точки зрения видел только бесконечные переплетения нитей. И потом оно нарастает в конце концов до объемной формы, я смотрю и фиксирую. Все новые работы у меня в последнее время тяготеют к большей плоскостности. Все работы состоят из сложных материалах и выполняются не одну неделю. Для музея Kunstmuseum Humboldt-Schloss я работала с медной проволокой.

— Я считаю,  ты очень активно продвигаешься и много участвуешь в разных проектах, особенно в сочетании с напряженной работой. Расскажи о самых интересных выставках и проектах последнего времени.

10620016_660686187385425_2588708064810761627_o— Их было очень много,  особенно в этом году. Арт Карлсруэ, где очень много больших и известных галерей, также выставка в музее, а сейчас планируются выставки  в  Италии и во Франции – я выиграла грант на участие в проекте с 50 другими художниками. Только на Мюнхене я, конечно,  не концентрируюсь. С тобой мы делали еще проект в 2014 год, IrReal — наше первое сотрудничество. Был интересный эксперимент — на одной площадке совмещение художников-абстракционистов и художника гиперреалиста-натуралиста. Работы были по эмоциям хорошо очень гармонизированы.

— Да, реакция публики была хорошая, я помню. А кто сейчас твои основные партнеры?

Галерея Моники Бек – ей 50 лет,  Max Weber Sixs Friedrich — галерея, которая открыла Энди Уорхола  в Германии. И вот эта выставка — “MINIMAL X MONOCHROME”, которая прямо сейчас в Берлине идет —  это сотрудничество музея с галереей. С недавнего времени у меня есть также своего рода агент или менеджер, который меня поддерживает, помогает организовывать выставки и разрабатывает новые концепции. ААF Гамбург от галереи Art Vergnügen, Аrt Karlsruhe, Art Zürich, Art Innsbruck, ArtMuc — это лишь часть моего  «послужного списка».

— Расскажи напоследок о самом амбициозном плане и заветной мечте?

— Амбициозный? Взаимодействие с самыми передовыми художниками, я не хочу оставаться на одном уровне, мне хочется расти. У меня много идей для инсталляций, которые я хочу давно реализовать. Мне интересно выставляться в разных странах — и в мире.

— Мечта ?

— Мечтаю позволить себе заниматься только искусством. Но не только моими объектами. Искусством как обширной, неограниченной областью творчества.

— Как ты видишь себя через 10 лет? Самый смелый портрет!

 © KMH

© KMH

— Слушай, через 10 лет я вижу себя успешной художницей, состоявшейся, которая даже может свой опыт дальше передавать. Где — не знаю, без понятия. Круто было бы иметь огромное ателье, с огромными окнами и террасой, только мое и больше ничье, свобода, свобода творчества. Свобода решений и любимой работы.


Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Добавьте комментарий